Новое документальное кино — «Сын ХАМАС»

Если бы не было этой умопомрачительной и злободневной истории, то ее следовало бы придумать. Для того, чтобы разорвать в клочья еще один шаблон в цепочке восприятия подсознательных патриотических мемов. Неправда ли, от словосочетания «предатель народа» веет чем-то неприятным и отталкивающим?  Носитель подобного клейма, казалось бы, по умолчанию достоин или презрения, как изменник родины, или жалости, как жертва государственного режима. Однако, познакомившись ближе с уникальным жизнеописанием главного героя из картины 2013 г. израильского режиссера Надава Ширмана, невольно пересматриваешь прежние взгляды на многие социокультурные установки. Оказывается, стать «предателем» можно добровольно, руководствуясь самыми благими побуждениями. Только люди авантюрного склада так круто меняют свою судьбу, как это сделал Мосаб Хассан Юсеф, навсегда оставив ислам как религию, поощряющую терроризм и перейдя в лоно христианской церкви.

Сочинять ничего с нуля создателям фильма не пришлось. В своих мемуарах сын палестинского шейха Мосаб Хассан правдиво описал ключевые моменты своей неординарной биографии. Он рассказывает, как вышло так, что он, старший среди других детей в большой семье и самый любимый сын одного из духовных лидеров исламистской организации ХАМАС, предал идеалы своего отца и согласился работать на израильскую контрразведку ШАБАК (эту службу называют также Шин-Бет). В ее материалах он фигурировал под кличкой Зеленый Принц. Благодаря своему сотрудничеству с израильскими спецслужбами спас жизни сотням евреев и арабов, участвуя в предупреждении целого ряда террористических атак.

Мосаб родился на западном берегу реки Иордан в городе Рамалле в 1978 г., а значит, на этапе создания кинокартины ему было уже 35 лет. Временной промежуток, охваченный в «Сыне ХАМАС», начинается с его детства приблизительно до конца первого десятилетия 21 века. В «сухом остатке» всех его пертурбаций в 2007 г. Зеленый Принц получил гражданство США, а написанная им эпатажная книга была выпущена в 2010 г. мгновенно стала бестселлером. Ее экранизацией в 2013 г. занялся Надав Ширман.

В результате получился шпионский триллер, укомплектованный отрывками реальных исторических хроник палестино-израильского конфликта и специальными съемками с искусным монтажом в стиле псевдохроники и видеослежения за объектами (в части этих наблюдений люди условно обозначены метками), а также документально-игровыми сценами событий прошлых лет. Второе (и оригинальное) название фильма «Сын ХАМАС» ‒ «Зеленый Принц».

В создании документальной ленты «Сын ХАМАС», помимо Израиля и США, участвовала также Великобритания.

В 2014 г. в США «Сын ХАМАС» получил приз зрительских симпатий в конкурсе документального мирового кино Сандэс, а также приз 36-го Московского Международного Кинофестиваля в этой же номинации.

В контекст киноповествования были дополнены существенные детали: помимо объяснений о прошлом самого Мосада, параллельно на экране разворачивается другая версия происходящего от Гонена Бена Ицкаха ‒ израильского вербовщика Шин-Бета, непосредственного куратора Зеленого Принца. Два таких разных рассказчика напоминают парочку изощренных участников азартной игры со ставками в виде человеческих жизней. Тем не менее, включиться в эту опасную затею для Мосаба было вполне осознанным выбором, к которому его умело подвели продуманные действия его мудрого куратора.

Герои так откровенны. Искренность беседы со зрителем «один на один» подчеркивается интимностью разговоров на камеру каждого из них и затемнением фона, а частые кадры с крупными планами лиц приближают ко внутренним переживаниям и духовному миру персонажей. Между этими эпизодами идет тесной прослойкой череда индивидуальных монологов дуэта бывших участников двух враждебных между собой организаций.

К этой работе Надав Ширман пришел отнюдь неслучайно. Ведь Ширман ‒ опытный специалист по документальному байопику в жанре детективного шпионского триллера. Первая его документальная лента называлась «Шпион в шампанском» и вышла в 2007 г. Она была посвящена судьбе израильского разведчика в Египте Вольфганга Лотца, выступающего под маской немецкого специалиста по ракетному оружию. Надав Ширман в 2013 г. также стал режиссером документальной кинокартины «Темная комната», посвященной деятельности Магдалены Копп ‒ убежденной западногерманской террористки, а также искусствоведа по своему образованию. Помимо этого, Магдалена была женой международного террориста Карлоса Шакала, присоединившегося в свое время также и к фронту освобождения Палестины.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что однажды, в 2011 г., Ширман прочел и новую свежую книгу на интересующую его тему. Воспоминания Мосаба Хассана Юсефа настолько его впечатлили, что он сразу договорился с ним о встрече, приехав на нее в Нью-Йорк из Европы. Они договорились увидеться у мемориала в память жертвам 11 сентября 2001 года, ‒ так предложил сам Зеленый Принц. В этот же день по американским телеканалам объявили о смерти Усамы Бен Ладена. Явившись на встречу, Ширман с изумлением обнаружил Мосаба, скандирующего вместе с другими американцами на митинге «США! США!». Ширман признается в своих интервью: «Тогда я подумал, что это настоящий кризис личности, потому что еще десять лет назад он был бы совершенно на противоположной стороне. Об этом внутреннем переломе мой фильм». Исследовать причины столь глубокой внутренней трансформации ‒ это достаточно захватывающее занятие. Судьба шпиона подразумевает двуличную игру на несколько фронтов и постоянный риск, заставляющий бежать по венам и без того горячую ближневосточную кровь все быстрее. Навстречу опасностям. Эти адреналиновые тайные гонки и составляют всю квинтэссенцию шарма деятельности секретного агента.

Сын Хамас

Сын Хамас

 

Идея создания фильма по мемуарам Мосаба очень заинтересовала и американского продюсера Саймона Чинна, обладателя Оскаров за документальные биографические ленты: «Канатоходец» в 2008 г. (фильм посвящен французу, разгуливающему на канате между башнями еще за 30 лет до падения небоскребов в Нью-Йорке в 2001 г. от воздушного террористического акта) и «В поисках Сахарного Человека» в 2012 г. В это же время Саймон Чинн участвовал в качестве исполнительного продюсера в еще одном документальном триллере «Самозванец». Так что некоторую связь и общий подход к вопросам реконструкции «Самозванца» и «Зеленого Принца» можно проследить.

«Сын ХАМАС» ‒ замечательный ликбез всего сложнейшего палестино-израильского конфликта двухтысячных годов, компактно уложенный в хронометраж ста минут. Этого времени вполне достаточно, чтобы понять, «в чем сила, брат». Даже несмотря на произраильские нотки в подаче материала. А сила, также, как и правда, не в политических распрях и в доказательствах своей правоты, невзирая на количество трупов и разрушений, а в чутком отношении людей друг к другу. На примере взаимоотношений Зеленого Принца и Гонена Бен Ицкаха ясно, что подлинного друга увидеть можно и в потенциальном враге. Немаловажную роль в морально-нравственной оценке событий играет близость к объекту наблюдений для оценки достоверности получаемой из окружающей реальности информации.

Даже если вы только краем уха слышали о сложности взаимоотношений палестинских мусульман и евреев Израиля, но опасаетесь не разобраться во всех хитросплетениях и коллизиях во время просмотра фильма, то отбросьте всяческий страх. Вы все обязательно поймете. Идите и смотрите! «Ищу друга» в стане врага? Немыслимо? Кто знает… Как сказал один палестинец, когда его пытался впервые завербовать еврей: «Он спросил, буду ли я работать на них, и я подумал, что этот парень сумасшедший!». А все вышло совсем иначе. Жизнь вообще полна безумных парадоксов.

Удивительный опыт ‒ взглянуть на мир глазами человека, плывущего против политического течения в своем окружении и понять движущие им мотивы. Искал этот человек всего лишь правду. А нашел… друга.

Но уже выходя из кинотеатра, невольно пытаешься вычислить «шпиона на экране». Например, вспоминая повадки подозрительного персонажа-махинатора, любителя рискованных игр из «Самозванца». Там в главной роли разыскиваемого Интерполом матерого прохиндея Фредерика Бурдена снялся Адам О`Брайен. Благодаря профессионализму актеров, несмотря на то, что «Самозванец» основан на реальных событиях, фильм выглядел так, будто снят в стилистике мокьюментари (когда выдуманный автором сюжет снимается в псевдодокументальной манере). В «Сыне ХАМАС» расслабленные повадки главного героя Мосаба также более похожи на приемчики хитроумного Бурдена. Хотя в кастинге участия приглашенных «подмен» не отмечено, а указаны реальные действующие лица.

Может ли быть, чтобы какое-то подставное лицо было аккуратно подложено в ткань истории вместо настоящего, пожелавшего по контракту остаться неизвестными? Ведь израильские спецслужбы не одобряют публичного раскрытия личностей для своих агентов, хотя эти строгие запреты и действуют порядка пяти лет. Но Гонен, как ясно из контекста фильма, уже уволен из спецслужб. Говорить публично на текущий момент времени, оставаясь членами двух враждующих между собой групп, было бы даже физически невозможно. Подобный диалог можно начать только освободившись от оков политической официальной этики и от страха быть уличенным в разглашении тайны. И если в отношении Зеленого Принца тут все более-менее ясно, ему терять уже нечего, он сбежал из Палестины в США, то в отношении его куратора Гонена возникает ряд вопросов. Он то из Израиля не сбегал, скорее всего, ему, как бывшему агенту, все-таки позволили «по-тихому» в интересах разрешения палестино-израильского конфликта раскрыть для публики ряд карт, в том числе и ключевые принципы работы израильской разведки. Наверное, потому, что последнее является секретом только для непосвященного в эти вопросы зрителя, а для компетентных лиц все эти принципы вербовки, идеально подходящие для всех международных спецслужб, давно знакомы как буквы алфавита. Из которых давно складывают куда более сложные тексты…

Рассматривая состав стран, участвовавших в создании кинокартины, следует отметить отношение каждой из них к ХАМАС. В Великобритании, например, официально считают террористическим только военное крыло ХАМАС. Однако в Израиле и США террористами именуются буквально все участники этой группировки. Оттого и жест США в отношении предоставления гражданства своей страны, пусть и бывшему, но члену ХАМАС, выглядит действительно широким. Тут американцам действительно в кой то веки представился великолепный реальный шанс выступить в роли неких миротворцев и эта возможность блеснуть своим милосердием, к счастью для самого Мосаба, не была США упущена. За что, вполне понятное дело, Мосаб и благодарен этой стране. Не прими его США, его растерзали бы как предателя свои же арабы-соплеменники. Меж тем, как подспудно выясняется из контекста кинорассказа самого Мосаба, это осознание у представителей страны (к слову, уничтожившей за все время заселения Америки своих 100 миллионов индейцев и столь милостиво приютившей его), произошло совсем не сразу. Мосаба должны были депортировать из Америки. Но свое первоначальное решение власти США внезапно изменили. Может, кто-то подсказал правильный ход… Уж не Израиль ли?

Для героя изначально пребывающего в США на «птичьих правах» жизнь была не столь безмятежна. Для него тоже наступал свой мучительно тянущийся миг «подвешенного в воздухе» состояния. Это высшая точка напряжения конфликта. Когда от Зеленого Принца, казалось, отвернулись все: отец и братья-мусульмане в Палестине, официальные лица израильской разведки, даже новые знакомые по христианской вере испуганно отшатнулись от его шокирующих чистосердечных признаний. И, конечно же, в этом списке отвернувшихся не были исключением и сами американские власти, подошедшие сперва к истории Мосаба весьма формально и однобоко: Террорист? Бывший? Неважно. Выслать!

Но на помощь другу внезапно пришел его израильский куратор-вербовщик Гонен Бен Ицках, и это перевернуло весь финал этой головокружительной драмы, заставив и свидетелей с другой стороны экрана этого чуда человеческой взаимоподдержки смотреть на события более оптимистично. Так Гонен решительным шагом, хлопнув дверью, навсегда вышел из работы израильского агента-вербовщика. Оба героя бесповоротно оказались связанными одной правдой. Такова неожиданная развязка этого сюжета.

Первое движение навстречу этих людей друг к другу произошло еще в 90-х годов 20 века. Именно тогда юного мусульманина с нелегальным оружием-поличным ловко подловили агенты ШАБАКА. Эта служба израильской безопасности, крепко опутавшая палестинцев тайной агентурной сетью, известна гораздо менее, чем служба внешней разведки Моссад, специализирующаяся на агентурных антитеррористических операциях против арабских стран и приравниваемая по своим функциям практически к ЦРУ. Однако для раскрытия планируемых террористических актов Шин-бет нуждался во все новых и новых агентах в среде врага. Вербовка сына шейха, могущего при желании иметь доступ к самой секретной информации верхушки лидеров ХАМАС, была исключительно важной для израильтян задачей. В «Сыне ХАМАС» показывают как изящно и грамотно была она решена. Лучший способ вербовки сторонника правды оказывается вовсе не связанным с его прямым принуждением. И является вполне сознательным действием и выбором самого будущего шпиона. Достаточно вплотную приблизить человека к реальной деятельности активистов политического движения и вдоволь предоставить время для наблюдений и соответствующих выводов. Плюс деликатная, почти отеческая работа с будущим агентом. Гонен, подводя итоги своей прошлой кураторской деятельности с Мосабом так горько иронизирует: «Первый день работы с ним стал началом конца моей карьеры».

Сын Хамас

Сын Хамас

А что же сам Зеленый Принц, увидевший не в теории, а на практике методы работы членов ХАМАС? Они оказались настолько чудовищными, что Мосаб обескураженно признается: «Я вышел из тюрьмы совершенно растерянным, не понимая, кто же на самом деле враги его народа — ХАМАС или Израиль». Что же его потрясло? Мосаб описывает: «Я видел озлобленность, религиозную слепоту, своячество и возню вокруг малозначительных вещей, возведенных в ранг особой духовности. Видел, как служба внутренней безопасности ХАМАС выхватывает из своих же рядов тех, у кого нет родственников, связей и так далее, и делает из них показательных «предателей», пытая и убивая по сфабрикованным обвинениям». Во вспыхивающих то и дело террористических актах, организованных палестинцами ‒ участниками движения ХАМАС, гибли десятками невинные мирные жители Израиля. Гонен ясно ощутил, что парень ищет справедливости: «Я знал, что он попался». Но можно ли действительно назвать справедливой борьбу за благо своего народа с помощью терроризма? Разумеется, нет. Так почему народ, поддерживающий ислам ‒ прямой перевод этого слова звучит как «предание себя Богу», занимается столь нелицеприятными делами? Так кто, кого, на что предает?

В поисках истины (а Мосаб искал именно «ответы для души»), как это ни парадоксально, решающую роль играют именно сомнения. Только начав сомневаться, можно увидеть проблему под другим углом и серьезно задуматься над происходящим. В целях поиска той же справедливости с иных точек зрения, следует отметить, что если бы юноша не имел иллюзий по поводу миссии спасителя для своего народа от вредного влияния ислама и имел бы шанс подробнее ознакомиться с историей всех методов работы израильских или американских служб вблизи, то не исключено, что его единственным желанием была бы мечта устроиться смотрителем маяка на необитаемом острове.

Так почему же Принц Зеленый? Потому что это священный цвет пророка для мусульман, цвет знамени Ислама и цвет растительности, настоящий жизненный сок пустынного ландшафта Святой Земли. Земли, на сегодняшний день являющейся территорией Израиля, а до 1948 г. бывшей территории Палестины. Земли, являющейся центром притяжения последователей сразу трех религий: христианства, иудаизма и ислама. Земли, предназначенной свыше стать точкой объединения, соприкосновения и дружбы, но чья государственная территориальная принадлежность до сих пор является болезненным предметом раздора между арабами и евреями, и причиной уже более полувека длящегося кровавого арабско-израильского конфликта. Израильтяне считают землю своей, ведь согласно Новому Завету Бог дал в наследство Аврааму ее как обетованную. У мусульман же несколько иное отношение к этой местности. Ведь в Коране эта земля описывается как святая исключительно для христиан и для иудеев. А сами арабы считают эту землю своей по праву первенства коренных жителей на ней. Святым считают скорее всего именно свое право на эту землю. Лидеры ХАМАС утверждают: «Освобождение всей Палестины от моря и до Иордана — наша стратегическая цель, и нет цели более святой». Более того, сам термин Палестина некоторые исламистские активисты нарекают выдумкой сионистов, предпочитая называть себя частью народа Южной Сирии, а не «палестинскими арабами». Меж тем, даже на генетическом уровне учеными давно выявлен ряд существенных сходств между генами евреев и арабов, борющихся между собой за право обладания этими древними землями. У каждой из спорящих сторон масса своих аргументов и к мирному согласию эти стороны до сих пор не пришли.

Ссылки по теме: Кинопоиск