«Смерть в Голливуде» (2001)

Фильм Питера Богдановича про таинственное убийство режиссера и продюсера Томаса Инса в 1924 году. 

Произведения, описывающие жизнь персонажей, реально существующих, иногда навлекают на себя праведный гнев публики. Подобное случилось с общественностью при выходе на экраны «Гражданина Кейна» Орсона Уэллса, где прототипом главного героя являлся реально существующий человек магнат Уильям Херст. Примером также может послужить и недавняя «Королева» Стивена Фрирза, появление которой также вызвало резонанс среди широкой общественности. Обе эти картины описывают персонажей современных на момент выхода фильма, то есть зритель всегда мог (и может в случае с «Королевой») сравнить героя с его реальным прототипом.

Но подобного нельзя сказать о картине Питера Богдановича «Смерть в Голливуде» (в оригинале — «Кошачье мяуканье»), в которой описывается жизнь людей на данный момент уже не существующих. Никто теперь уже не сможет опровергнуть мнения режиссёра, потому как все свидетели скандала, связанного со смертью Томаса Инса (а она и является основным предметом рассмотрения в фильме), мертвы. Однако и вспомнить об этом скандале смогут далеко не все, а лишь люди, хорошо знающие Голливуд 20-х годов. И здесь наблюдается серьёзный просчёт режиссера: люди непосвящённые в саму суть скандала и не знающие истинных героев, могут попросту не понять причины драмы или же принять актёрские типажи в фильме за чистую монету. Подобное, например, происходит с героем Чарли Чаплина, который в фильме описан отнюдь не в радужном свете, а предстаёт пред нами эдаким героем-любовником. Естественно, зрители, не знающие о газетном романе Чаплина и Дэвис, являющегося скорее фикцией, чем правдой, принимают точку зрения режиссёра за единственно правильную. И это создаёт уже ложное субъективное представление о той эпохе.

Достаточно карикатурно изображён не только Чаплин, но и другие герои картины: Томас Инс, хоть и вымогает заветный контракт у Херста, но всё же является жертвой его ревности, а сам Херст предстаёт как «плюшевый мишка» в колпаке, нежно любящий свою невесту Мэрион. Однако, как уже было сказано ранее, оспорить данное видение режиссёра мало кто может. Что хорошо — с одной стороны, и хорошо не очень — с другой.

Посему и сама смерть Томаса Инса, до сих пор остающаяся для всех загадкой, и события, которые к ней привели – лишь догадка автора и ничего более. Нельзя сказать, что «Смерть в Голливуде» — это типичный пример детективного кино. Картина описывает жизнь богемы 20-х годов, делая акцент на взаимоотношениях одного любовного треугольника Херст – Дэвис – Чаплин. Она может рассматриваться как ретро-мелодрамма или как стилистическая зарисовка под 20-е годы.

Примечательно, что практически ни в одном кадре фильма нельзя прочесть неприязнь или же наоборот симпатию автора, к тому образу жизни, который вела та самая богема 20-х. Герои пью, танцуют чарльстон, плетут любовные и деловые интриги, убивают. И лишь последние слова уже пожилой писательницы о том, что остановить этот замкнутый круг «веселимся – скандалим – танцуем», нельзя, выдают некую нотку авторского морализаторства. Вся наша жизнь игра, и пероснажи Богдановича не могу жить без скандалов как без воздуха.

Вероника Чугункина